Статьи, Энеолит, Бронзовый век

Лысенко С.Д., Куштан Д.П. Стеатитовые кружки эпохи поздней бронзы из Среднего Поднепровья

Ноябрь 24th 2009 | Автор

Стеатит (жировик, мыльный камень) представляет собой разновидность минерала талька. Химическая формула Mg3Si4O10(OH)2; часть магния может замещаться железом, реже никелем. Это плотный мелкочешуйчатый агрегат белого, светлозеленого, темнозеленого, зеленовато-бурого и других цветов (в зависимости от примеси никеля, окислов железа и др.). Удельный вес 2,7-2,8 г/см3; твердость по шкале Мооса – 1 (БСЭ, изд. 2-е, т.40, с.562; т.41, с.565). На сегодняшний день на Украине разрабатываются тальк-магнезитовые породы Веселянского месторождения Запорожской обл., Правдинского – Днепропетровской обл., а также тальковые сланцы развитые среди саксаганской свиты в Криворожье [20, с.154]. В Евразии ближайшие крупные месторождения талька расположены на Среднем и Южном Урале, в районе Свердловска и Миасса (БСЭ, изд. 2-е, т.41, с.565). По заключению В.Ф.Петруня, основным источником сырья для их изготовления на Украине в эпоху поздней бронзы было Криворожье [19, с.185-194].
 
talk-kartaВысокая огнеупорность талька в сочетании с мягкостью этого минерала, обусловила в эпоху поздней бронзы широкую популярность стеатита как материала, из которого изготавливали литейные формы. Происхождение каменных литейных форм связывают с Уральским горно-металлургическим центром [2, с.79; 4, с.464]. На Украине из стеатита изготавливали матрицы Лобойковского, Ингуло-Красномаяцкого, Кардашинского, Завадовского очагов металлобработки [13; 22; 27].

В.И.Клочко Лобойковский очаг металлообработки датирует 16-13 вв. до н.э. По его мнению развитие Лобойковской металлургической традиции началось на Киевщине, где расположено большинство древнейших мастерских (Головуров, Деревянная, Зазимье, Иванковичи, Мазепинцы), и постепенно распространилось вниз по Днепру и далее на восток [9, с.217, 236]. Кроме Киевщины находки литейных форм концентрируются в северной части Степного Поднепровья (Вовниги, Вязовок, Златополь, Капуловка, Пилипчатино), преимущественно на Днепропетровщине [9, с.218, карта]. Кроме перечисленных местонахождений, в Среднем Поднепровье обломки стеатитовых литейных форм, возможно, более позднего времени, были обнаружены еще в 3 пунктах: Чернечье [21, с.108], Чикаловка [27, s.121, taf.13:121;  26, с.75, рис.3:1], Козинцы [26, с.76, рис.4:4].

К лобойковскому очагу металлообработки, возможно относится фрагмент литейной формы из комплекса 4 Малополовецкого могильника, найденный среди скопления костей животных. Негатив не сохранился, однако удается проследить остатки отверстия для штифта диаметром около 4 мм (Рис. 1:6). Отметим, что памятник расположен всего в 14 км на запад от ур.Заречье у с.Мазепинцы, где был найден клад тальковых литейных форм.
 
Кроме обломка литейной формы из комплексов 2 и 5 Малополовецкого могильника происходит 3 кружки из стеатита. Размеры кружек (высота и диаметр венчика в мм): комплекс 2 – H=125, D=98 (Рис.1:3); комплекс 5 – H=106, D=90 (Рис.1:1); H=42, D=53 (Рис.1:2) [15, рис.2]. Все кружки имели призматические ручки.

Фрагменты стеатитовых кружек подобных малополовецким были найдены еще на двух поселениях эпохи поздней бронзы Среднего Поднепровья. Одна из них (H=60, D=58) происходит из материалов разведок на поселении Липовское-1 в пойме левого берега Днепра напротив г. Черкассы в районе затопленного Кременчугским водохранилищем с. Липовское (Рис.1:5) [11, рис.11:2]. Фрагмент другой обнаружен при осмотре коллекции с поселения поздней бронзы Чикаловка на Днепре (фонды ИА НАНУ). Он представляет собой боковую ручку цилиндрической стеатитовой кружки. Ручка имела приплюснуто-коническую форму с заокругленым краем, в сечении – вытянуто-овальная. Ближе к краю ручки сверху и снизу сделаны подтреугольные врезки, видимо для для крепления к ручке петли (Рис. 1: 4). Длина ручки 55 мм, толщина 20 мм, реконструируемый внутренний диаметр самого сосуда в районе ручки 90 мм. Ручка происходит из подъёмного материала и ранее опубликована не была [24]. 

Рис. 1. Стеатитовые (тальковые) кружки эпохи поздней бронзы (1-3 - Малополовецкое; 4 - Чикаловка; 5 - Липовское) и фрагмент тальковой литейной формы из Малополовецкого (6)

Рис. 1. Стеатитовые (тальковые) кружки эпохи поздней бронзы (1-3 - Малополовецкое; 4 - Чикаловка; 5 - Липовское) и фрагмент тальковой литейной формы из Малополовецкого (6)

Таким образом, на сегодняшний день в Среднем Поднепровье имеется пять сосудов, изготовленых из цельного куска стеатита. Для всех них характерна цилиндрическая форма, приближённая к бочёнко- или конусовидной. Четыре из них имеют горизонтальную ручку в виде бокового выступа в верхней части сосуда – подквадратную или овальную в сечении. В эпоху поздней бронзы известны каменные сосуды – ступки, которые изготавливались из кристалических пород [23, рис.43]. Однако, в данном случае, из-за таких свойств стеатита, как вязкость и мягкость, приведённые выше сосуды не могли использоваться в качестве ступок. Ни один из них не несет на себе следов действия высоких температур, т.е. они не использовались и в качестве тиглей, тем более, что нерациональным было бы применение для их изготовления столь дорогого материала, как стеатит. Скорее всего, стеатитовые сосуды использовались как сосуды для питья (небольшой объем – 50-200 мл; боковая ручка). При этом четко выделяются малая и большая емкости, видимо, для различных напитков.

Подобные стеатитовым, но изготовленные из глины, кружки встречаются на поселениях сабатиновской культуры эпохи поздней бронзы Северного и Северо-Западного Причерноморья: Новокиевка А [3, рис.5:7], Кременчуг [23, рис.15:2], Молога-II [23, рис.15:2] (на графических реконструкциях последних двух сосудов они изображены с парными ручками, что вызывает сомнение), Чикаловка. Известны такие сосуды и в более ранние периоды эпохи бронзы: Петровка на Луганщине [18, рис. 13].

Картографирование стеатитовых кубков, показывает совпадение их ареала с ареалом распространения кладов и отдельных находок тальковых литейных форм Лобойковского очага металлообработки эпохи поздней бронзы. Примечательно, что на двух памятниках (Малополовецкое, Чикаловка) тальковые кубки были обнаружены вместе с литейными формами.

Все комплексы Малополовецкого могильника, где найдены изделия из талькового сланца, относятся к горизонту МП-II (1600-1500 ВС). Эти комплексы содержали керамику тшинецко-комаровских типов, в частности – малополовецкого типа (КМТ) [17; 15; 12], а также сосуды бережновско-маевской срубной и сабатиновской культур. С поселения Липовское-1 происходит КМТ, украшенная по корпусу аккуратными вертикальными проглаженными валиками. Фрагмент такой керамики найден и на Чикаловке [25, рис.33:3]. Однако, и на одном и на другом поселении присутствует валиковая керамика позднесабатиновского времени: на Липовском – керамика тшинецкой культуры и позднесрубная, а на Чикаловке – позднесрубная, белогрудовская, культуры Ноа и раннегальштатская. Характерно, что из комплексов Малополовецкого могильника происходят сосуды высоких пропорций, неорнаментированные или орнаментированные под венчиком валиком с пальцевыми вдавлениями, близкие по форме части керамического комплекса Липовского и Чикаловки.

Смешанный керамический комплекс памятников второй четверти 2 тыс. до н.э. как Среднего так и Нижнего Поднепровья может быть объяснен интенсивными взаимосвязями этих регионов, в частности связанными со становлением Лобойковской металлургии. Расположение древнейших литейных мастерских далеко на север от месторождений талькового сланца, на самой границе с Полесьем, может быть объяснено потребностями лобойковских металлургов не только в тальке, но и в древесине. Отметим, что на рубеж 2-1 тыс. до н.э. приходится максимум суббореальной аридизации [5, с.84] и к 16 в. до н.э. становление климатического оптимума только начинает намечаться. По мере увеличения залесенности долины Днепра, лобойковские мастерские перемещаются все более к югу, ближе к источникам сырья для литейных форм (такое объяснение вполне согласуется с приведенными выше выводами В.И.Клочко о распространении лобойковской металлургии из Среднего Поднепровья). Кроме древесины в Среднем Поднепровье, поблизости, было и непосредственное сырье. В качестве вероятной рудной базы литейщиков в Среднем Поднепровье в эпоху поздней бронзы, В.И.Клочко рассматривает месторождения и рудопроявления Сквирского металлогенического района Украинского кристаллического щита [8, с.119], которые использовались еще с периода Триполье СII (Софиевский могильник) [10, с.91].

В экспозиции Днепропетровского исторического музея представлены массивные бруски талькового сланца (ДИМ, инв.№№12773, 12774, 5627), один – с прорезями (Каталог 1910 г., с.20, №498; ДИМ, інв.№3273). Возможно, именно в таком виде стеатит транспортировали с Днепропетровщины на Киевщину, а возможно, транзитом и далее на северо-восток, для нужд сейминско-турбинской металлургии [16].
 
Как отмечает В.В.Отрощенко, население Украины высоко ценило каменные литейные формы и приравнивало их, судя по количеству кладов, по ценности к металлическим изделиям. При этом для вырезания негативов использовались все грани брусков, каждый свободный участок, особенно на матрицах из лесостепной полосы [4, с.464]. Учитывая ценность талькового сланца, особое внимание обращает вдвойне неэкономное использование его на Малополовецком. Во-первых, достаточно большие куски стеатита пошли не на нужды металлургии, а были использованы в престижно-бытовой сфере – из них изготовили кружки. Во-вторых, во время погребального ритуала эти кружки были окончательно выведены из сферы живых и потеряны для современников. Подобные потлачевидные действия, выражающиеся в уничтожении багатств и связанные со становлением престижной экономики, известны у многих народов мира, находящихся на стадии классообразования [7, с.119-120]. Напрашивается параллель стеатитовых кружек с деревянными чашами срубной культуры, украшенными металлическими накладками. Последние несли не функциональную или эстетическую нагрузку, а прежде всего магическую [1, с.27]. Стеатит же, который шёл на изготовление литейных форм, как и сам металл, вероятно, наделялся магическими свойствами.

Следует подчеркнуть контекст нахождения стеатитовых кубков и фрагмента литейной формы на Малополовецком могильнике. Они происходят из костищ на дне погребальных котлованов, содержащих суммарно более 10 тыс. костей животных [14; 6], около сотни керамических сосудов, десятки орудий из камня и кости. Остатки более 200 животных, забитых при проведении всего трех погребальных ритуалов, вызывают прямые ассоциации с «Праздником мертвых» у алгонкинов, с престижными банкетами на островах Меланезии (близкими аналогами потлача) [7, с.117-118, 152].
Важную роль на престижных пирах играло питье опьяняющих и наркотических веществ в ритуальных целях, с чем связана гипотеза о распространении сосудов для питья (кубков) именно с производством и употреблением таких веществ [7, с.118]. Можем предположить, что кружки-кубки из Малополовецкого – изначально ценные, а следовательно, социально престижные вещи – будучи задействованы в погребальном ритуале, несли также сакральную нагрузку, как сосуды для галюциногенов (сома, хаома, «мёд поэзии», нектар и пр.). Нахождение подобных сосудов в сильно фрагментированном виде на поселениях (расположенных сравнительно недалеко от месторождений стеатита), вероятно связано с использованием их и в иных ритуалах.

Отметим, что в древней Европе и на Кавказе металлурги были весьма уважаемой прослойкой населения [22, с.163], составлявшую верхушку общества [7, с.92-93]. Основным в комплексе 5 Малополовецкого, где были найдены 2 целых кружки-кубка, видимо было погребение №18, принадлежавшее очень высокому мужчине 35-40 лет (определение Л.В.Литвиновой). Исключительное багатство комплекса позволяет видеть в погребенном одного из лидеров местного этно-социального организма, контролировавшего, вероятно и распределение стеатита, а следовательно – металлургию.

Литература:

1. Антонов А.Л., Отрощенко В.В. Особливості ритуального посуду зрубної спільноти // Археологія, 1. – К., 2004. – С. 18-30.

2. Бочкарев В.С. К вопросу о хронологическом соотношении Сейминского и Турбинского могильников // Проблемы археологии Поднепровья.- Днепропетровск. – 1986. – С. 78-111.

3. Гершкович Я.П. Происхождение и эволюция сабатиновского керамического комплекса // Археологический альманах.- Донецк, 1997. – №6. – С.125-144.
 
4. Давня iсторiя України.- Т.1.- К.: Наук.думка, 1997. – 558 с.

5. Демкин В.А. Природные условия волго-уральских степей III-II тыс. до н.э. // Северо-восточное Приазовье в системе Евразийских древностей (энеолит-бронзовый век): Материалы международной конференции. Часть вторая.- Донецк: Изд-во ДонГУ.- 1996.- С.83-85.

6. Журавлев О.П., Лысенко С.Д. Археозоологические материалы поселения Малополовецкое-2 и могильника Малополовецкое-3 эпохи поздней бронзы // Археология и древняя архитектура Левобережной Украины и смежных территорий.- Донецк: Східний видавничичий дім.- 2000.- С.81-82.

7. История первобытного общества: Эпоха классообразования.- М.: Наука, 1988.- 568с.

8. Клочко В.И. Металлургическое производство в энеолите-бронзовом веке // Ремесло эпохи энеолита-бронзы на Украине.- К.: Наук. думка.-1994.- С.96-132.

9. Клочко В.И. «Лобойківська металургія» (до проблеми східного кордону східнотшинецької культури) // «Trzciniec» – system kulturowy czy interkulturowy proces.- Poznan.- 1998.- С.217-237.

10. Клочко В.І., Манічев В.І. Давня металургія: методи, досягнення і перспективи досліджень // Сучасні проблеми археології.- К.- 2002.- С.91-92.

11. Куштан Д.П. Звiт про археологiчнi розвiдки у зонi Кременчуцького водосховища за 1996 рiк // НА ИА НАНУ.- №1996/36.

12. Куштан Д.П. Пам’ятки з керамікою малополовецького типу на Черкащині // Етнокультурні процеси у Середньому Подніпров’ї за матеріалами археологічних досліджень. (Матеріали наук. конф. присвяч. 10-річчю відкриття комплексу археол. пам’яток між сс.Малополовецьке та Яхни Фастів. р-ну Київ. обл.; м.Фастів; грудень 2001 р.).- К.: Т-во «Знання» України.- 2001.- С.14-16.

13. Лесков А.М. О Северопричерноморском очаге металлообработки в эпоху поздней бронзы // Памятники эпохи бронзы юга европейской части СССР.- К.: Наук. думка.- 1967.- С.143-178.

14. Лысенко С.Д. Ритуально-погребальный комплекс на могильнике Малополовецкое-3.// Эпоха бронзы и ранний железный век в истории древних племен  южнорусских  степей.  Материалы   конференции   к 100-летию П.Д.Рау (12-17 мая 1997 г., г.Энгельс).- Саратов, 1997, с.115-118.

15. Лысенко С.Д. К вопросу о памятниках с керамикой малополовецкого типа // Проблемы изучения катакомбной культурно-исторической общности (ККИО) и культурно-исторической общности многоваликовой керамики (КИОМК).- Запорожье.- 1998.- С.91-97.

16. Лысенко С.Д. К вопросу о влиянии сейминско-турбинских традиций на сложение лобойковского очага металлообработки // Проблемы истории и археологии Украины: Тезисы докл. науч. конф. (Харьков, 21-23 октября 1999).- Харьков.- 1999.- С.11-12.

17. Лисенко С.Д., Куштан Д.П. Про видiлення пам’яток з керамiкою малополовецького типу // V Мiжнародна археологiчна конференцiя студентiв та молодих вчених (квiтень 1997 р.) – К.: Київський унiверситет.- 1997.- С.109-112.

18. Нечитайло А.Л. Связи населения Степной Украины и Северного Кавказа в эпоху бронзы.- К.: Наук. думка, 1991.-  116с.

19. Петрунь В.Ф. Петрография и некоторые проблемы материала каменных литейных форм эпохи бронзы Северного Причерноморья // Памятники эпохи бронзы юга Европейской части СССР.- К.- 1967.- С.185-194.

20. Природа Украинской ССР. Геология и полезные ископаемые / Шнюков Е.Ф., Чекунов А.В., Вялов О.С. и др.- К.: Наук. думка, 1986-а.- 184 с.

21. Тереножкин А.И. Предскифский период на Днепровском Правобережье. – К.: изд. АН УССР, 1961. – 245 с.

22. Черных Е.Н. Древняя металлообработка на юго-западе СССР.- М.: Наука, 1976.- 302с.

23. Черняков И.Т. Северо-Западное Причерноморье во второй половине II тыс. до н.э.- К.: Наук. думка, 1985.- 171 с.

24. Шарафутдінова І.М. Поселення епохи пізньої бронзи поблизу Кременчука // Археологія.- 1964.- Т.17.- С.153-169.

25. Шарафутдинова И.Н. Степное Поднепровье в эпоху поздней бронзы.- К.: Наук. думка, 1982.- 159 с.

26. Шарафутдинова И.Н. Бронзовые украшения сабатиновской культуры (к вопросу о контактах) // Межплеменные связи эпохи бронзы на территории Украины.- К.: Наук. думка.- 1987.- С.69-86.

27. Boиkarev V.S., Leskov A.M. Jung- und spдtbronzezeitliche GuЯformen im nцrdlicten Scywarzmeergebiet/ Prдhistorische Bronzefunde.-Abt.XIX.-Band 1.- Mьnchen, 1980.- 97c.

_______________________________________________________________________

// Археоминералогия и ранняя история минералогии: Материалы  Международного семинара. – Сыктывкар, 2005. – С. 51-54.

Оставить Ответ:

Вы должны войти чтобы комментировать.